У ГЛАВАРЯ МЕДЖЛИСА ОЧЕРЕДНОЙ ПРИСТУП МАНИЛОВЩИНЫ

Комментарий, суббота, 28 апреля 2018 г.

 

Главарь запрещённого в Крыму меджлиса с подругой из Геническа Гульнарой Бекировой

Изгнанный из Крыма главарь запрещенной группировки, называющей себя «меджлис крымско-татарского народа» Рефат Чубаров все еще пытается стать лидером мирового масштаба. В пятницу этот бывший член КПСС заявил в интервью пропагандному укроизданию «Обозреватель», что следует создать «специальный международный консорциум» для эксплуатации Крымского моста. Чубаров уверен, что Крым скоро будет возвращен Украине, а Крымский мост, по его замыслу, должен стать «контрибуцией» за «аннексию полуострова Россией». Чубаров не уточнил, кто войдет в предложенный им «консорциум». Но не трудно догадаться, что главную роль он предоставит своим внешним покровителям, а сам займет пост какого-нибудь управляющего. Главарь меджлиса постоянно призывает «международное сообщество» к каким-нибудь акциям против России. С целью утвердить себя в глазах западных политиков и попасть в мировые круги, Чубаров создал «всемирный конгресс крымских татар». Структура эта скоро захирела, и сегодня она состоит из него самого и группы прихлебателей. Проект Чубарова о консорциуме Крымского моста нацелен не только на мировой резонанс, но и на получение прибыли от эксплуатации этого уникального сооружения. Меджлисовские главари всегда были жадны до денег. В 90-е годы они сделали немалые суммы на самозахватах земли и на финансовых махинациях. У верхушки меджлиса собственность и бизнесы в Турции. Некоторые тихонько продолжают получать доходы от своих сделок в Крыму. Среди крымских татар известно, что Чубаров делал карьеру на трагедии своего народа, от которой сам нисколько не пострадал. Семью Чубаровых не депортировали из Крыма. Почему? На этот вопрос ответа нет. Сам нынешний главарь меджлиса  Крыму не остался, а подался в Латвию, где выгодно женился на дочери высокопоставленного руководителя Комитета госбезопасности Латвийской ССР Ингриде Вальтсоне. Вряд ли в разговорах с тестем он упоминал о депортации крымскотатарского народа. Тесть же устроил будущего функционера меджлиса директором и старшим научным сотрудником архива Октябрьской революции и социалистического строительства Латвии. Недоброжелатели Рефата-аги утверждают, что «лжепоборник» прав крымскотатарского народа стучал в КГБ. В постсоветское время Чубаров появился в Крыму в 1994 году. Архив Октябрьской революции в Латвии был распущен. Новой фашистской власти не нужны были документы и свидетельства о латышских стрелках, которые спасли Ленина и советскую власть. Чубаров оказался, по латышской терминологии «негражданином», и он, воспользовавшись своей национальностью, примазался к татарским активистам в Крыму. На полуострове он быстро пошел в гору. Бывший член КПСС сразу же стал депутатом беззубого Верховного Совета Крыма и по совместительству заместителем председателя меджлиса Мустафы Джемилева. Впоследствии Джемилев передал бразды правления Чубарову, а сам ушел в тень, откуда продолжает управлять меджлисом. Однако, с высылкой Джемилева и Чубарова как граждан Украины, ведших подрывную деятельность в российском Крыму, значение меджлиса стало ослабевать. Все больше крымских татар адаптируются к российской жизни. Процессу их интеграции немало способствовали меры, принятые правительством РФ: реабилитация депортированных народов, выплата компенсаций жертвам депортации, придание крымскотатарскому языку статуса государственного, строительство Соборной мечети. Всего этого на Украине не было. Бандеровцы отделывались лишь пустыми обещаниями и пытались стравливать крымских татар со славянским населением полуострова. Значение меджлиса падает и в Киеве, где окопалась небольшая группа радикалов-исламистов. Это с горечью признал на киевской конференции председатель херсонского меджлиса Ленур Люманов. «Что мы видим сегодня? Опять пытаемся международные суды, пытаемся международное сообщество привлекать, все время как-то влиять, просить о санкциях, о другом, — сказал в своем выступлении Люманов.- А что происходит у нас, здесь? А что сделала наша страна сегодня, после Майдана, после революции? Что конкретно, есть у нас какая-то программа, стратегия, расписано как у администратора: шаг первый, второй, третий, срок исполнения? Мы этого не заметили. Опять какое-то затягивание, опять мы что-то ждем, опять мы, крымские татары, должны всех убеждать и доказывать, что мы – патриоты страны. Сколько мы еще должны доказывать, убеждать окружающих? Прежде всего, саму Украину». В ответ на это прозвучала бредовая идея Чубарова о Крымском мосте.

Запись опубликована в рубрике Комментарии с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *