ЕВРОСОЮЗ ПОДДЕРЖИВАЕТ УКАЗ ХРУЩЕВА

Подарку коммунистического самодура исполнилось 65 лет

Вчера исполнилось 65 лет, со дня передачи Крымской области Украине.  Девятнадцатого февраля 1954 года советский коммунистический диктатор Никита Хрущев подписал указ, по которому Крым, передавался Киеву в качестве подарка по случаю 300-летия воссоединения Украины с Россией. Хрущев отдавал жителей полуострова как крепостных под правление своих вассалов в УССР. Указ Хрущева был нелегитимен по всем параметрам законодательства СССР того времени. Он находился и находится в полном противоречии с международной практикой. Несмотря на это Запад не пытался тогда вмешиваться в крымский вопрос. Это только сегодня он признает и всячески защищает украинские претензии на Крым, фактически поддерживая указ коммунистического самодура. Такую позицию вновь озвучил сейчас европейский функционер поляк Дональд Туск, выступивший в Верховной Раде по случаю пятилетия событий 2014 года и обещавший бандеровцам, что ЕС никогда не признает Крым российским. Туск из кожи лезет вон, чтобы насолить России. Он простил бандеровцам убийство польского министра Бронислава Перацкого в 1934 году и Волынскую резню в 1943-ем. Ненависть к России затмевает разум Туска и всего евроатлантического бомонда. Прошлые и нынешние преступления укронацистов носители «европейских ценностей» замалчивают, а стрелки переводят на Россию.
Очутившись  в 1954 году под киевским правлением, Крым был атакован украинизаторами: на улицах городов и сел полуострова появились вывески на языке новых хозяев, учащихся средних школ стали насильно обучать украинскому языку и заставляли зубрить вирши малоизвестных доселе поэтов. По радио, а затем и по телевидению зазвучала мова малороссийского села. Все эти новшества население приняло в штыки, и нередко высмеивало насильственное насаждение чуждых ему языка и культуры.
Ныне покойный крымский писатель Борис Цытович (1931—2007) так вспоминал об этих событиях: «Прекрасно помню, как Хрущев передал Крым Украине — был огромный стресс. Крымчанам это точно не понравилось. Первый удар пришелся по языку, все кинофильмы сразу пошли на украинском — люди поднимались со своих мест и уходили всем кинотеатром. Для тех времен такой протест был невероятным событием.  Потом появились новые вывески. И откуда они сразу столько вывесок набрали на украинском, ведь никто никогда в Крыму на украинском не говорил? Я и сегодня абсолютно уверен, что Крым никогда не заговорит на украинском языке».
Против передачи Крыма Украине выступил первый секретарь Крымского обкома Компартии Павел Титов. Его сняли с должности и перевели работать в Москву, где он стал заместителем министра совхозов СССР по кадрам. Двадцать пятая областная партийная конференция (9-10 марта 1954 года) подхалимски одобрила крымский указ Хрущева. Но, как вспоминает один из делегатов Валерий Власов, «в кулуарных разговорах, особенно за «вечерней чашкой чая» многие делегаты выражали, мягко говоря, свое удивление широким «купеческим жестом» Никиты Сергеевича Хрущева, властью первого Секретаря ЦК КПСС, не спросив мнения не только рядовых граждан Крыма, но и членов партии, организовавшего эту противоречащую историческому опыту акцию». Власов отмечает, что роль «крестного отца» по приему крымских коммунистов в лоно Компартии Украины исполнял Николай Подгорный, ставший впоследствии председателем президиума Верховного Совета СССР. Он привез с собой трех своих ставленников Суркина, Клязнику и Чирву, ранее не состоявших на учете в крымском парторганизации. «Энтузиазма сей шаг у делегатов конференции, конечно, не вызвал: пришла на ум мысль о недоверии к местным кадрам», — пишет Валерий Власов. Привезенная Подгорным тройка получила должности секретарей Крымского обкома, а первым секретарем был избран Дмитрий Полянский. Среди делегатов некоторые беспокоились насчет статуса русского языка, но Подгорный заверил их, что «русский язык имеет в республике такие же права, как и украинский». Это оказалось полным враньем. Вот, как описывает первые месяцы украинизации Крыма писатель Борис Цытович в своем рассказе «Пушкинская всех времен»: «Вы слышали, Хрущ по пьянке переделал нас всех в украинцев! — Можно и украинцем быть, чем плохо? Ан нет, пришли в кино, а фильм на украинском языке, — что они там, очумели? — Захлопали стульями: — Подавай директора! Пришел директор: «Граждане, ведь кинотеатр «Большевик» переименован в «Шевченко», а потому и язык украинский». Я впервые увидел гнев толпы — поднимались и уходили всем залом. А потом и в непереименнованных кинотеатрах все на украинском, и по всему Крыму — и документация вся на украинском, и в школах обязательно украинский язык. И вывески все только на украинском. Вздыбилась Пушкинская, гневно забурлила, да и весь Крым — такого еще не было»… Впоследствии украинские коммунисты сбавили обороты. К концу СССР украинский язык в Крыму почти вымер, хотя в школах его продолжали навязывать учащимся. Украинизация вернулась в ее самой оголтелой форме после 1991 года, когда распался Советский Союз. К ней прибавилась бандеризация, фальсификация истории, прославление нацистских преступников. «За нами Америка», — хвастались украинизаторы. Они не могли себе представить, что «проект украинского Крыма» позорно рухнет пять лет назад, что за Крымом последует Донбасс, а в будущем, по всем признакам, и другие регионы «бандерланда». Заверения Туска о том, что Европа никогда не признает Крым российским было утешительным призом украинской верхушке. Ничего другого Евросоюз Киеву предложить не может. Он сам скоро начнет трещать по швам.

Запись опубликована в рубрике Комментарии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *